V

VDSergeevna

Гость
Шумно. Чья-то кухня. Ночь. Судя по высоте за окном - кухня всё-таки моя. Жарко. Не столько от количества людей, сколько от алкоголя. Им весело, но...меня что-то тревожит. Виски...за эту ночь его пролито больше, чем использовано по назначению. Процент алкоголя в организмах ясно, исходя из количества его в воздухе...Духота, хотя окна открыты. Я держу в руке любимый стакан, он всё ещё наполнен до отказа (или я опять не заметила, как выпила предыдущий). Смех. Кто смеётся? Над чем?!...Аня...тогда ясно, уже успела напиться, сейчас попросит читать стихи (потому что песни уже были). Мне донельзя скучно, хотя сердце колотится как у канарейки, значит, действительно моя пьянка...

Читаю стихи. Сначала на выбор, далее по заказу. Глазами то в строчках, то где-то в толпе. Я ищу тебя. Где ты?!

Звонок в дверь.

- Не заперто!

Наконец-то! Наконец-то ты войдёшь! Нет...Рома. Это всего лишь Рома. Мы настолько много знаем друг о друге, что все считают его моим женихом, хотя я бы никогда не легла с ним в постель, поэтому предпочитаю называть его просто братом. Всего лишь Рома...Тоже неплохо, с учётом того, что теперь мне не приходится заканчивать стих, ибо концовка слишком "сырая"...Всё внимание вновь приковывает гитара. Маэстро сменяется. Музыка остаётся...Беспечный ангел...Хорошая песня. Вечная.

- Рыжая, читай стих!


Рома, зачем?! Ну ты то куда?! Сопротивляюсь, но...


- Заказывай!


- Про BMW хочу!..


Тишина. Смущаюсь. Не хочу опять казаться влюблённой дурочкой. Не хочу смотреться наивным приложением к своим стихам. Но начинаю читать. Тишина сгущается. окружает меня. не слышу ничего кроме звона в ушах и собственного голоса. Акустика как в театре.

Первое четверостишие. Второе...

Я уже не надеюсь, что меня прервут. Общество поглощено тишиной и строчками из тишины. Бренчит гитара - упала японочка.

Третье четверостишие...

Сердце перестаёт отдавать пульс в висок. Давление понижается. Умирает надежда найти в толпе Человека... Поднимается ручка двери: кто-то ещё, возможно ещё одна Аня...не ждали, да и какая разница!

Последнее четверостишие...Дочитываю строчку. выключаю телефон. Вешаю голову к стакану с виски. На стакане Выборг, а ты наверно по-прежнему, мечтаешь жить в Питере. Мокрый город. Не люблю его. Эх, разбить бы!..

Тишина. Прежний звон в ушах. Никто не осмеливается прервать моё одиночество. Моё свидание с этой надменной подругой. Кто-то в дверях справа начинает медленно хлопать, его подхватывают. Свист. Аня опять произносит что-то невразумительное. Смех. Толпа оживает.

Не глядя на дверь встаю со своей тумбочки и пробираюсь к холодильнику, чтобы подогреть себя виски. Хлопаю дверцей. На душе тоска. Разворачиваюсь. Кто-то снова мешает мне пройти. Максимально близко. не поднимая глаз прошу пропустить. Ноль реакции. Закипаю. Повышая голос, поднимаю взгляд. Опустошённость сменяется переизбытком. Ты...Ты здесь...Твои глаза смотрят прямо на меня. Я вижу в море твоих глаз хвойную зелень собственной радужки. Голова кругом. Хватаешь стакан и ставишь на подоконник.


- Это потом...Здравствуй! Уже думал не дочитаешь!


Как всегда - громкий, улыбающийся. Как будто не было расставаний. Не было расстояний. Как будто никто не уходил в режим тишины. Никто не прятался от реальности. Как будто никто из нас на фоне её не пытался сказать другому что-то очень важное. Как будто ничего при этом не мешало. Не было никакого плана. как будто всё идёт своим чередом. Будто так нужно...Будто виделись только вчера...

Время. Оно обманчиво. На улице скоро светает. Ты ведь опять ненадолго. Сам ты этого, конечно, не скажешь, но я научилась это понимать. Хотя по-прежнему отказываюсь принять...

Толпа галдит словно стая чаек. По кухне льётся звон струн и смеха. Разливается алкоголь, падают закуски, сигаретный дым кутает нас плотным одеялом. и всё это где-то на фоне. Словно далеко за горизонтом сознания находится эта кухня, эти люди, песни, стихи, смех, запахи и вкусы. Моё истинное внимание приковано только к тебе, к твоим мыслям, к твоему миру. Я цепляюсь за твоё присутствие, словно за ниточки, вылезая из пропасти. На глазах появляется слеза, ты прижимаешь меня к себе:


- Ну что ты, маленькая, не плачь - я ЗДЕСЬ.


Мне важно это слышать. Важно чувствовать. Я цепляюсь за твои объятия, твои поцелуи, за тебя...Светает. Нужно как-то тебя удержать. Ещё немного. Читаю твой пульс, он скажет мне куда больше тебя самого.


- Выйдем на пару слов?


- Здесь всем наплевать о чём мы поговорим.


- Зато мне не наплевать как я это скажу.


Выходим из кухни. Я веду тебя за руку, держу крепко, у нас мало времени, боюсь снова тебя потерять. Опасно поворачиваться к тебе спиной. Ты сворачиваешь в комнату, тянешь меня назад. Дверь закрывается.


- До сих пор скучаю по тебе.


- До сих пор ревную тебя к другой.


- Мне не нужна такая жизнь, скоро это закончится, пойми, я был обязан, ты де не согласилась.


- Я была слишком глупа. Ты должен был настоять.


- Мне не хотелось подвергать тебя риску. Мне казалось ты поняла?


- И я поняла! Но...


- Ты была слишком маленькой?


- Именно


- Глупенькая.


Объятия. Сложно удержаться. Я же давала себе обещание больше не подпускать тебя к своему телу. Но не могу перестать думать о тебе ложась в постель с другими.


- Знаешь, сколько раз я пыталась начать всё заново?! А сколько раз у меня не вышло?!


- Я ведь тогда был рядом, та наша встреча, без посредников, мне казалось я сделал всё, чтобы ты осталась, но это было твоё решение.


- А я ждала что ты заставишь меня уйти с тобой. Я хотела пойти, но мне нужен был факт, в то время как ты дал мне выбор...


- Я ведь всё ещё люблю тебя. Тебя и твою непредсказуемость.


- Я тоже тебя люблю.


Нас накрывает. Накрывает эйфория. мы так долго ждали этой встречи. Жарко. Почти не осталось одежды.


- Сегодня не получится.


- Почему?


- Она почует твой запах, когда я вернусь домой. Только мы знаем, что это хорошо спланированная игра. Для неё все по-настоящему.


- Мне начинает казаться, что и для тебя тоже.


- Не говори глупостей.


- Тогда спрячь. Спрячь её в подсознании. Сейчас ты со мной...


Пламя. Мы разлетаемся на мелкие кусочки...Чтобы попасть к вратам Рая, нужно пройти над котлом, где варятся грешники. Мы - грешники. Мы сами являемся адом друг для друга. Но мы в этом жерле вместе.


- Брось это всё. Вернись ко мне.


- Я не умею жить по-другому.


- Я тебя научу.


***


Лучи великой звезды освещают рисунки обоев. Полоса света пройдя через шторы падает на пол. С кухни доносится запах кофе. Итальянский. Ты всегда знал, что мне нужно. В квартире тишина. Дверь в комнату по-прежнему закрыта. Великолепное утро. Накидываю халат. Подхожу к окну. Чего-то не хватает в этом пейзаже. Как будто слишком холодно для такой зимы. Глупости! Улыбаюсь. Подхожу к двери. В коридоре, количество пар обуви сообщает о тех, кто остался. По-прежнему много дыма. Туманное помещение. Надо бы проветрить. Запираю входную дверь, народ еще не скоро проснётся. Завязывая халат выхожу на кухню. Жалюзи подняты. Свет настолько яркий, что приходится закрыться от него рукой.

На столе кружка кофе и блинчики. Ты так заботлив. Люблю тебя. Наконец-то вхожу в кухню. Занимаю свой стул. Убираю ладонь от лица. Силуэт. Женский…


- Доброе утро, лентяйка! Я уже всё помыла. Тут на столе рецепт лежал, решила, что тебе кофе очень кстати. Ты ведь любишь кофе?


- Итальянский. Спасибо, Лиз… Во сколько он ушёл?


- Кто?


- Ты знаешь о ком я.


- Понятия не имею.


Аня…моё спасение. Сейчас всё узнаю.


- Если ты про того, о ком я думаю, то он ушёл сразу, как вы поговорили. Сказал, что ты не хочешь нас видеть и попросил тебя не беспокоить. Ах, да! Просил тебя сильно не волноваться, он скоро вернётся.


- Спасибо…


«Скоро вернусь». Это в твоём стиле. Ты всегда тихо приходил, но ещё тише исчезал. «Скоро вернусь». Это ещё полгода. Я буду любить тебя. И жить…нашей последней встречей…



С 22-го на 23-е.

Времени почти нет.

Но я по-прежнему тебя жду…
 
Сверху