Стихи о Любви "Крестоносец"

З

Зайцев А.А

Гость
-Что значит для тебя Иерусалим?!
-Ничто! И весь МИР!!

1.Я скачу на встречу войску с кривыми мечами, в моей душе Бог, святой Дух!
Я обожжен Солнцем Востока, ветра тут нет, только жар преисподней во всей своей красе!
Барханы и пески, оазис - виденье вдалеке.
Кожа высушена, как ангел в костре, а взгляд теряется в свете обжигающего Солнца.
Я верю в спасенье души, проливший на кольчугу свой свет, обнажи Господь перед ними свой гнев,
и разбей мрачную стену из копий и стрел...

2.Конь встает на дыбы, сердце рвется из груди...
Во взгляде багровая пелена чужой крови, темной крови...
Снимаю шлем, он давит на лицо, нос перебит в бою и кровь сочится из груди...
Но я еще в седле, я еще повоюю с вражьем вороньем, орда их бесчисленна, но Бог с нами!
Опять рой стрел несется по небу, закрывая Солнца свет, внушая ужас и священный трепет.
Это будет долгий день, сотни стрел падают рядом, мечи звенят, в их шуме крики чуть слышны.
Конь спотыкается о тела поверженных войнов, вдруг чей-то меч чуть касается затылка, сердце вздрагивает.
Это наш рыцарь, кометой вынырнул из-за спины, и подмигнул дав знак: не расслабляться!
Я несусь стремглав за ним...

3.Поле битвы похоже на кровавую высохшую реку. "Валерик" - река смерти! Повсюду головы, еще теплая,
но уже не живая плоть и холодная сталь, слились в тихом единение ветров.
Над пустотой душевных сил летает призрак дикой охоты, выпивая пламя веры и волнуя смолкшие тени.
Солнце в устрашающей дымке походит на око злого Духа, взирающего с неба на шалости людей.

4.Встали у оазиса. Пустыня - это ад!
Мой конь устал. -Артакс вперед! Мой верный друг заарканился. Слезаю с коня и пытаюсь напоить.
Вдруг из-за барханов взлетает копье, и спустя мгновение пронзает сердце Артакса!
Я лишь попятился и споткнулся о поклажу. Конь бросает последний взгляд на меня,
а затем без чувств падает на голодный песок.
Шок и немая боль разливаются, как раскаленное масло всему по телу.
Следующее копье так же резво устремляется уже в мою сторону.
Я отскакиваю, и берусь за меч...

5.Из-за барханов выскакивает арабский всадник.
Во взгляде его гнев уживается с благочестием и породой.
Это не простой воин. Скорее всего благородный воин из знати.
Я встаю в боевую стойку, двуручный меч наготове, меч отца не знающий пощады.
Всадник накрывает меня подобно волне, я парирую мощный удар.
-Дерись как мужчина, бейся пешим! - неожиданно проронил я, даже для самого себя.
Всадник долго не думая спрыгивает с коня, и сразу переходит в рукопашную.
Удар, еще один, серия из ударов!
Я выбиваю кривой меч его из лап, струя крови вздымается к небу, и он обрушился на раскаленный песок...

6.Я стою над арабом, переводя дух. Он улыбнувшись, спрашивает:
-Что же ты медлишь, все мы когда-нибудь умрем... На все воля Аллаха!
-...- тишина в ответ, его глаза исполнены болью и священным гневом...
Я вонзаю меч.!. в пустоту песков...
И отвечаю: -Иди с Богом. Он медленно приподнялся и моментально выпрямился.
-Враги прослышат о твоем благородстве, до того как ты встретишь их, Друг мой!
Мы разошлись и пустыня сразу охладела, опустив занавес царицы ночи...

7.Я стою на краю...
Пустыня засыпает играя с тенями.
Солнце ложится за неровный горизонт, и тихо тает, как топленное молоко, лаская узоры песка...
Прискакал лекарь из ордена, чтоб залатать раны, а мысли мои далеки.
Пребывают вместе с домом, за семью морями видится рай, где нет жестокости войны.
Тело все жжет, кровь закипает, затем в холод бросает, душа на священной войне погибает!
Агония и смерть?! О, нет! Я вновь слышу голоса, они зовут меня...
Лекарь постарался на славу, я снова в строю! Улыбаюсь песчаному ветру!
Скачу на восток, всегда на восток...

8.Я отправляюсь в крепость в рассветных лучах ещё бледного Солнца...
У меня новый конь, белогривый Аксель, это верный спутник моего оруженосца, которого зовут Тиль.
Через ровно один день, мы достигаем отбившихся от войска рыцарей, прямо у ворот замка.
Я захожу в келью, чтоб замолить грехи, а на выходе на меня накидывается Азия, девушка - арабка,
необыкновенной красоты, когда - то я спас её от плена, она стала разменной монетой
в споре двух знатных арабских управителей. После этого за мою голову объявили награду...
Я ловлю её как перышко, и прижимаю к груди. Затем мы разошлись... Над замком мрачной тенью опускалась ночь...
Звезды рождаются одна за одной, на шелковых простынях восточного неба.
Взгляд ускользает в глубину цветущих звездных полей,
возвращая душу домой, туда где семья, туда где смола пустынных волн не обжигает сердце новой жертвой...

9.Я и Азия стоим у узорчатого окна размером с европейскую дверь.
Взгляду открывается прекрасный, но зловещий вид уснувших песков,
буд-то нарочно олово небесного колодца заполнило барханы безграничным чувством, редким, но не обласканным судьбой...
Она вдруг обняла меня, и её слеза прокатилась по моему раненому плечу, ужасные шрамы уже не пугают её,
а ведь было время, когда она целовала их, обжигая кожу и сердце, и щебетала что-то на своём, буд-то заговаривая смерть.
Я поцеловал её нежные вьющиеся волосы, и почувствовал печаль граничащую с абсолютным счастьем...
А она? Она только сильнее сжала мои плечи и произнесла нежно-нежно: Не уходи, твой океан выпит до дна,
ты падаешь в бездну, пощади мои чувства! Я промолчал и взялся за рукоятку отцовского меча, пытаясь убежать от мыслей о смерти.
Она не выдержав моего опустошенного взгляда, обвила мою шею и подарила щедрый поцелуй, тут же звезды опустились ниже,
буд-то сопереживая нам... Через пару мгновений я уснул на её руках...

10.На следующий день я обрёл второе дыхание, мне показалось что я воскрес на её руках как феникс, воскрес возможно чтобы умереть, кто знает?
Только Бог решает кому жить, а кому умереть! И я не исключение... Азия попросила взять ей пару роз у проезжего торговца,
один Бог знает, на кой ей сдались эти розы.?. Я не иду, а лечу словно ангел несущий прощальное письмо...
Никогда ещё я не чувствовал себя лучше! За узким крепостным проходом я почувствовал неладное...
Позади путь перегородил полностью одетый в латы рыцарь, он достал из ножен меч, держа при этом башенный щит огромных размеров...
Хорошо подготовились сукины дети - подумал я. Страха не было, была пустота и мысль о том, что я могу больше не увидеть Азию.!.
Я же был одет в жилет с крестом ордена, в серьёзном столкновении он был практически бесполезен.
Я стал отступать назад, пристально озирая рыцаря, на нем не было ни единого знака отличия, только мёртвая холодная сталь.
Он же лишь позволил себе один, но дерзкий шаг вперёд... Я понял, что это засада.!.
Я медленно ступаю по каменному переходу, рыцарь стоит, не проронив ни слова. Наемник - подумал я... Этого следовало ожидать!
Вдруг слышу шорох тени на другой стороне...
Резко оборачиваюсь и вижу напыщенное лицо льва, красное от вина, это глава тамплиеров, сам пришёл прикончить меня, мою бессмертную душу.!.
Благо я прихватил свой запасной меч, он полезен от воров, но в схватке с рыцарями, это иголка против полного доспеха.
Я вздымаю голову к необъятной высоте, и вижу сердце в бликах немого Солнца, ветер замер, в предвкушении боли...

11.Я поднимаю руки вверх, на что осёл в львиной шкуре, спотыкаясь о неровные камни, отвечает выпадом двуручным мечом...
Промах, ещё раз промах, прямо в цель.!. Я ужалил его левую руку, он буд-то протрезвел, глаза наполнились злобой и адской краснотой.
Новый выпад в мою сторону, уже одной рукой, я отшатнулся и присел... Он как демон зол и кровожаден.
На этот раз я пропустил удар, и вся мощь меча обрушилась на больное плечо, срубив края отверженной кожи,
я вскрикнул и сияние озарило тихие глаза...
Это будет долгий день! Он идёт на меня, как сумасшедший, я подымаю с пола меч и вонзаю прямо в сердце тамплиерскому льву,
он вскрикивает и соскальзывает по моим коленям...

12.Затем озираюсь, и вижу в багровых тенях, наемник идёт на меня... Выдыхаю, сплевывая кровь сжавшую грудь, я не могу дышать...
Бог дай мне сил! Встаю, покачиваясь, прижимаюсь к холодной стене, и смотрю ровно в душу охотника... Из уст его доносится:
Умри!! Раздели со мной безмолвный крест!
-Душа моя далеко, заботится о доме, срывая мысли с высохших небес...

13.Парирую удар, меч гнется, обрываясь словно ветвь... Следующий выпад проходит прямо по щеке, впиваясь шрамом в плоть...
Я буд-то бы во сне, танцую пред взмахами острой стали, и отступаю к выходу... Вдруг арбалетчик показался из прохода, намечая жертву...
Рыцарь ударяет меня щитом, на что я парирую ногой... Он отшатнулся и оскалился, как дикий зверь, воюющий по указке, а не по убеждениям...
Это походит на игру в шахматы, он - то пешка, то хозяин положения... Он бросает меч, и берётся за цеп, оставив щит...
В начале крутит им над головой, затем с звериной силой ударяет им о стену... Я успел отпрыгнуть.!.
Из последних сил я тянусь за мечом лорда, и цепляю его прежде, чем звонкий цеп настигает руку поверженного владыки...
Теперь мы не на равных, но хотя бы дело не безнадежно...
Это будет долгий день... - прошептал я в уме. Враг делает решающий выпад, цеп закручивается на верхушке меча...
Я знаю, что нужно делать... Отец хорошо обучил меня...
Не дожидаясь пока рыцарь выхватит чуждый мне меч, со всей оставшейся силой я вырываю оружие из его кольчужных рукавиц...
Он ошарашенный этим, пятится назад вздымая брови и разжигая зрачки...
Я не долго думая, встаю в стойку "удар сокола" и рублю с верху вниз, оставляя в шлеме рыцаря черную борозду...
Спустя мгновение я наношу удар по касательной в шею, и рыцарь-наемник падает бесчувственно на камни.
Я опустошен, Азия во взгляде, ласкает чуть заметно сердце...
Я падаю на колени от усталости, из пустоты вылетает арбалетный болт...
Прости меня Азия, мой взгляд холодный и немой. Я - след в твоей судьбе, не лучший, но единственный достойный,
средь жалких и продажных...

Зайцев А.А.
к1.jpg
к5.jpg
 
Сверху