Максим Дудич

Осматриваюсь
Глава I

Куча уроков уже была позади, а парнишки уже успели пообедать, вернувшись домой со школы. Всем было понятно, что встреча в школе и совместный путь домой — далеко не последняя встреча троицы друзей за день. Совсем скоро они вновь встретятся, только теперь в непринужденной обстановке, будучи полностью свободными от каких-либо дел и хлопот. Только вот что они будут делать?
Этот вопрос практически никогда не встревал у друзей. Каждый день ребята находили чем заняться. Интересных мест в деревне и округе хватало: тут и небольшие канавы, ферма, поля, стадион, лес, за которым большой железнодорожный мост, накрывающий небольшую речушку, но и в самой деревне можно было найти приключений.
Всё же детский мир так фантастичен, все кажется таким интересным и новым, спектр красок на столько велик, что в любом месте, которое может показаться взрослому самым обычным, дети видят нечто особенное. Места, которые они видят каждый день, постоянно для них девственны, красивы, и что-то в себе таят. И эта самая таинственность всегда притягивает к себе, а в прочем, может быть это детская глупость?

Глава II

И вот я, после вкусного обеда, лёжа в кровати и смотря телевизор, слышу стук в окно. Первая мысль, закрадывающаяся в голову — приход Димы и Богдана. Не знаю почему, но всегда заходили они за мной. В прочем, это не имело никакого значения для меня, ведь главное — их приход. Я услышал с кухни мамино «Максим, к тебе», но я уже был на пути к выходу, и это уведомление было лишь подтверждением моих мыслей по поводу этого звонкого стука.

Открыв дверь я увидел перед собой именно тех, кого и желал видеть. Наш неизменный костяк был вновь вместе, а значит в ближайшее время что-то да и произойдет, но даже если и ничего не случится, то скучно точно не будет. Весеннее солнце здоровски нагрело воздух, и на улице было тепло, все что оставалось — запрыгнуть в тапочки и мчаться к приключениям.

Мы вышли на дорогу. Совсем недалеко от моего двора стояла лавочка, которая находилась под небольшой рябинкой. Красные гроздья свисали до самих голов, а сама лавочка была в тени, но совсем не от этого пестрого деревца, а от большого дуба, находящегося во дворе бабушки Лоры, близь которого и стояла та самая склепанная из одной доски и двух пней лавочка. Зачастую это место было точкой сбора для стариков из округи. Частенько они собирались тут под вечер, когда деревня словно оживала. Много детей резвилось на дороге, а старейшие жители Бронислава, сидя на лавочке, наблюдали за проезжающими машинами, бегающими детьми и всегда о чем-то да разговаривали. Но сейчас там было свободно, а баба Лора вряд-ли будет против того, что-бы на лавочке посидели трое молодых ребят. Это мы и сделали.

В такую жаркую погоду много ходить не охота, а разговоры в компании друзей, да еще и в тени — то что нужно. Мой смех, как обычно, разливался по деревне, а Дима продолжал развлекать меня и Богдана, который также смеялся, но не так сильно как это делаю я. Чувство юмора у Димы было на высоте, в чем не сомневался никто. Сидя на зеленой траве напротив лавки, мы услышали громкий вой, который доносился издали.

-Пожарные? - первым делом спросил Богдан.

Все сразу же начали крутить своими головами, не понимая что они хотят найти. Звук усиливался, и совсем скоро на повороте начали появляться машины спасателей, мчащиеся вдоль деревни. Огромные железный махины промчались мимо нас. Мы лишь взглядом провели их, и видели как они поворачивают на Свернище, так местные называли одну из наших улиц, где асфальт кончался и начиналась длинная песчаная дорога.

-Пацаны, пошлите за ними! - воскликнул Дима, с горящими от заинтересованности глазами. Никто не удивился такому предложение, ведь от него всегда исходили самые безумные идеи и поступки, которые раз за разом одобрялись мной и Богданом, от чего мы становились не менее безбашенными чем он.

-Да, давайте, полетели быстрее! - откликнулся я, после чего легким бегом мы дружно рванули по следам машины.

В школе не раз рассказывалось о спасателях, о их героическом труде. Каждый из нас понимал, что когда они выезжают на вызовы, они всегда рискуют собой, на благо других людей. Было такое время, когда из-за обилия солнца много чего воспламенялось, о чем мы могли узнать от учителей, рассказывающих нам о последних новостях и о мерах предосторожностей для предотвращения пожаров. Может быть мы хотели почувствовать себя в роли тех самых отважных ребят в униформе, или же просто понаблюдать за их отважным трудом, не знаю, но нам явно хотелось оказаться именно в том месте, к которому так мчались машины. Уже передвигаясь по песку мы увидели большой столб дыма, который плыл по воздуху, поднимаясь вверх. Это и стало нашим ориентиром. Не было сомнений что пожарные направились туда.

Так и оказалось.

Совсем рядом к небольшой электростанции горела трава. Высохшая желтая трава продолжала гореть и дымить. Две большие красные машины стояли неподалеку, ну а на самом поле можно было увидеть мужчин, с какими-то непонятными приспособлениями в руках. Мы не подходили к машинам, а решили приблизится к огню немного поодаль. Трава горела не быстро, но уверенно. Мы увидели, как оранжевые язычки пламени прыгают с травинки на травинку, и что-бы прекратить это наступление стали хлопать ногами по траве. Это помогало. Огонь действительно пропадал, что неудивительно, ведь огня там было совсем мало, это не те участки, где трава в несколько десятков сантиметров. Это тушение заметили пожарные, которые начали там что-то кричать.

-Парни, вы хотите нам помочь? - спросил мужчина, стоящий около машины.

Эти слова сразу же откликнулись в нас и мы быстренько подошли к алым фургонам.

-Ребята, если хотите, то можете помочь нам. Пошлите за мной. - после этих слов работник службы подошел к боковине машины и открыв одну шторку начал вынимать такие же приспособления как у тех, которые уже тушили огонь. Это была пластинка резины, прикрепленная на палочке. Держась за черенок, нужно было бить по огню, что сразу же прекращало его распространение. Это мы поняли сразу же, увидев эти палки поближе, а также анализируя жесты пожарных в поле. Но была одна проблема, таких хлопушек, назвали мы их так по той причине, что при ударе они создают хлопок, было всего три. Это означало то, что не всем хватит этого инструмента. Только вот Дима не растерялся, и отбежав к небольшому рву нашел досочку, длинною в метр.

Я буду тушить ей — сказал он, показывая деревяшку мужчине. Тот весело улыбнулся, и вручив мне и Богдану по хлопушке выдвинулся в поле на помощь своим коллегам. Мы тоже не отставали.

Нужно потушить ту часть — начал инициировать на работу Богдан, устремляя свой взгляд на окраину пожара, где не было спасателей.

Именно туда и побежали мы, обычные Брониславские школьники, держа в своих руках приспособления для тушения. Дима, опираясь на доску ногой, и удерживая ее рукой, после чего резким движением убирая её, прихлопывал огонь. Я и Богдан с замахом били пылающую траву резиной. Дыма становилось все больше, и наши вещи им стремительно пропитывались, но в тот момент нас это не волновало. Мы были абсолютно погружены в процесс пожаротушения. Такое поручение действительно нас поразило и полностью погрузило в эту атмосферу. Складывалось ощущение, что именно от нас троих сейчас зависит судьба человечества. Что эта горящая трава может сжечь всю планету, что показывалось на нашей отдаче. Особенно это было видно по лицу Богдана. Его гримаса была очень серьезна, он ,словно один из тех пожарных, смотрел на пламя и хладнокровно бил по нему пластинкой. Именно он в тот момент и был нашим координатором. Он был старше всех нас, и очень ответственно подошел к этому. Его настрой переняли и мы…

Раз за разом, уже обливаясь потом, мы продолжали бороться с этим красноголовым врагом. Приехавшие сюда пожарные заметили наши старания. Когда же с пожаротушением было покончено, все мы собрались около машины, к которой нужно было занести инструмент. Мужички нас уже поджидали. Те самые дяденьки радостно смотрели на нас, и искренне улыбаясь начали расхваливать наши действия. Никто из нас не ожидал таких похвал. Мы делали то, что считали нужным. Эти деяния и стремление помогать понравилось работникам, и те продолжали выражать нам благодарность и похвалу. Ну а мы, вымазавшиеся в сажу, потные, и полностью провонявшиеся дымом стеснительно улыбались в ответ.

Глава III

Этот случай нашей спасательской работы оказался не единственным. Каждый раз, когда спасатели были в нашей деревне, без нас не обходилось. В большинстве своем это были пожары. Других случаев их приезда я даже не могу вспомнить. Раз за разом мы прибегали к эпицентру огня и если не могли помочь, то просто наблюдали за отважной работой этих мужчин в термозащитнойй одежде. Бронислав был магнитом бедствий. Непонятно почему, но каждый сезон сюда ездят бригады для тушения травы, деревьев и прочего. Может быть это связанно с тем, что некоторое жители нашей деревни совсем безалаберны, и частенько поджигают траву. Попросту бросив спичку на обочину, огонь начинает распространяться по округе и оставляет около себя огромные темные пятна. И тут как тут оказываются пожарные, которые во всю начинают тушить возгорание. Меры наказаний уже были приминяемы к некоторым жильцам, устраивающим подпалы, но в следующем году горький опыт не останавливал их от еще одного уничтожения травы самым коварным и бессовестным способом — огнём. Практически вся земля в деревне была черного цвета, показывая те самые ужасные картины последствий этих пожаров, которые всегда тушили работники, и ,по мере возможности я с друзьями. Уже и не вспомнить каждый случай приезда в нашу деревню этих самых красных фургонов, но они были частыми. Богдан, Дима и я никогда не оставляли их появление без внимания. Помогая с тушением, мы никогда не думали о вознаграждении, весь этот труд шел откуда-то изнутри, от сердца. Естественно, без нашей помощи они бы тоже справились, но нам тогда казалось, что мы вносим неотъемлемый вклад, впрочем, может быть так и было. Отважные работники спасательной службы могли одним словом пробудить внутри нас некий огонь. Одно короткое «спасибо» заставляло нас почувствовать себя очень нужными, и это слово было словно зарплата, оно показывало, что наш труд не бесполезен. А от рукопожатий с этими мужиками сердце трепетало, показывая то, что мы делаем нечто правильное. А радостная улыбка на наших лицах выражала ответную благодарность спасателям, на которых мы так стремительно ровнялись.



Глава III

Нет сомнений в том, что все эти случаи приездов спасателей и наша личная самоотдача этому делу повлияли на нас. Прилив мужественности после каждого пожара чувствовали мы все. Частенько вспоминали мы о этих случаях, рассуждая о том, как мы смело тушили огонь. Наверное, больше всего эта энергетика героизма передалась Богдану. Я это замечал еще в моменты, когда, бегая по пеплу и пытаясь хоть как-то помочь, лицо моего друга всегда было очень серьезным и сконцентрированным. Он абсолютно был погружен в дело, и отдавался ему на все сто. Богдан был в праве отдать нам распоряжение о том, где тушить и как, что мы и делали. Но не только в этом он показывал эти черты. Так уж сложилось, что наша дружеская жизнь в деревне состояла из множества историй, обильная часть которых была весьма опасна для нас, или же окружающих. Много примеров можно привести, и в каждом, героической, но на тот момент такой малозаметной фигурой был он. Его доброе сердце и умение ценить окружающих раз за разом проявлялось в поступках и словах, которые я мог видеть и слышать. Именно он, сохраняя хладнокровие и адекватность частенько отговаривал меня и Диму от каких-либо безумных поступков. Ну а мы, уже будучи возбужденными и готовыми в любой момент что-нибудь сотворить, прислушивались к нему, оставляя эту идею в несбывшихся планах. Вполне может быть, что таким образом он оберег нас от травм, а то и смерти, ведь нашим юношеским амбициям не было предела.
Однажды мы решили пойти в лес. Богдан стал инициатором этой лесной прогулки. Он рассказал нам о том, что в лесу есть место, которые называлось **********. Это нас заинтересовало, и мы, не долго думая, надели резиновые сапоги и пошли по дороге за деревней в лес. Много воды было тогда, и возможность того, что мы дойдем до того самого места была не гарантированна. Но мы шли. Много грязи и глубоких луж оказывалось на нашем пути, но что такое эта мокрая земля перед нами, покорителями этого леса? Дошли мы до горки сухими. Эта возвышенность была действительно красивая. Стройные сосны создавали колпак этого места, и через иглы и ветви в некоторых местах пролетали золотые лучи. Но самым красивым был выход к реке. Словно небольшой прорез, с горы открывался вид на участок реки. Там был небольшой разрушенный причал, на котором уже давным-давно не было лодок, а сама вода во всю освещалась солнцем, и небольшие волны, создаваемые ветром красиво блестели в наших глазах. Это место было действительно интересным. Наверняка тут давно никого не было, и создавалось чувство некого первооткрывательства, что в нашем случае таковым и было. Мы несколько часов прогуливались по тому месту, ходя по бережку, или же лазая по большим поваленным деревьям, которые словно мостики нависли над кусками суши, затопленными рекой в результате полноводья. Но время шло к вечеру, а мы уже успели в вдоволь находиться по *****. Нужно было идти назад. Но наше юношеское влечение к чему-то новому показалось и здесь.
-Я знаю эту дорогу, мы тут с Артемом ходили в ягоды. Можно будет быстрее домой дойти. - начал убеждать нас Дима.
-Точно знаешь дорогу? - решил уточнить я у него.
-Да, Макс, я тебе говорю, эту дорогу я точно знаю. - убедительно настаивал на своем он.
-Ну смотри, Дима, пошли, что уж -добавил Богдан, и поставил точку в этом споре. Мне не было важно как мы придем домой, а если и поверить Диме, то и вовсе в кротчайшие сроки, по этому я не возражал.
Мы уже миновали тот самый поворот с которого мы пришли и начали двигаться дальше по лесу.
-Дима, ты точно знаешь куда мы идем? - спросил я, видя, что в некоторых моментах он неуверенно выбирал развилки.
Да, я же говорю, мы тут ходили.
Димон, что-то ты тут не договариваешь, странно ты как-то ходишь — присоединился Богдан.
Да пацаны, всё нормально — ответил Дима. Разговор этот был с улыбками на лицах, ибо ситуация нам казалась забавной. Последующий путь мы также повторяли этот вопрос, но и ответ на него был всегда одинаков. Совсем скоро мы поняли, что дорогу Дима не знает, видимо, он что-то спутал, и эта были не те пути, по которым он ходил со своим братом. Мы понимали, что идём мы примерно к Хорлинскому Руму.
Это место излюбленное рыбаками, ведь по этим лесным дорогам можно выйти к Случи. Тут и дорога направо, ведящая к железнодорожному мосту через реку, а налево большая сеть дорог, часть которых до сих пор не известна мне. Но лично я знал, что по этим дорогам можно прийти к немецкому кладбищу, которое осталось от когда-то расположенной в лесу деревне Хорлине, можно прийти к большому количеству привалов для рыбалки, ведь эта дорога идет ровно вдоль реки. Но мои знания были о дорогах с противоположного конца леса, сейчас же мы могли лишь догадываться о том, где мы сейчас находимся. Но мы совсем не унывали. На оборот, мы смеялись от ситуации в которую попали. Было забавно то, что мы не может найти выход из леса, но были уверены, что он где-то близко, поэтому продолжали топать по выезженной дороге, которая в некоторых местах была затоплена. Солнце уже давно не светило, но на улице еще не было темно, лишь немного серовато. В один из моментов Дима вновь начал рассказывать о знакомых дорогах.
-Парни, вот, я знаю эту дорогу, мы тут с мамой были, точно, сейчас мы выйдем. начал рассказывать он.
Мы позабавились над этим, вспомнив его слова о той «знакомой » дороге. Но ситуации уже было не испортить, и мы вновь последовали за Димой. И это дало некие плоды, но мы тогда этого не осознавали. Перед нами показался небольшой водоем. Узенький проливчик, по бокам которого росла высокая трава. Было понятно, что просто так через это не пройти, да и обхода не было. Я вновь начал смеяться. Не знаю почему, но практически каждая ситуация жизни меня смешит, будь она действительно веселая, или не очень, как сейчас. Тем не менее, мои друзья тоже начали хихикать. Но тут Богдан принял важное решение. Совсем скоро должно было стемнеть, а идти по новой дороге, которую нужно было еще найти довольно таки опасно, да и не очень хотелось, ведь мы были уставшие после столь долгой прогулки.
-Мы пойдем по воде. - серьезно и уверенно начал Богдан.
-По воде? - переспросили мы
-Да, хлопцы, а что вы еще предлагаете делать? - прозвучало в ответ от него, когда он уже начал снимать с себя сапоги.
-Богдан, ты чего, по какой воде? Она же холодная. - возразил Дима.
-И что? Нам остается сейчас только это. - отвечал он, продолжая снимать с себя одежду.
Мы неуверенно начали стягивать с себя резиновые сапоги, в то время как Богдан уже снял свои штаны, и в трусах начал делать первые шаги по воде. Вода нас никогда не пугала, даже я могу заверить вас в обратном, нас всегда тянуло к воде, что доказывал тот факт, что летом мы каждый день были на речке. Да и не летом, а ранней весной, когда на жаре невыносимо находиться, мы ходили на карьер купаться. Даже если вода была холодной. Богдан начал слегка охать, ибо погружение его ног в воду было не самым приятным делом, а травянистое дно не самой лучшей опорой.
Чего вы стали? Пойдем — обернулся Богдан, после чего вновь продолжил идти по воде.
Настоящий вождь. Именно он вел нас в эту воду, вновь проявив свою храбрость, начав идти первым. А его обращение было совсем не пустым звуком. Я не сомневаюсь, если бы мы не начали раздеваться, то он один бы не пошел. Но тем не менее, мы уже тоже оголились. Вода была действительно холодной. Мы словно аисты, высоко поднимая ноги, ступали по этому протоку. Он был неглубоким, уровень воды даже не доставал до наших трусов. И как оказалось, он был не длинным, за повтором оставалось еще метров десять и суша. Выйдя на землю, и поднявшись вверх, мы осознали где находимся. Это было место за старой деревенской мусоркой. И Дима действительно оказался прав, ведь мы очутились в самой деревне. Мы быстро оделись, и начали идти в сторону своих домов, ну а на улице уже стемнело.
Безусловно Богдан оказался лицом этого дня. Помимо того, что он показал нам интересное место в лесу, так он еще и вытащил нас из ситуации, когда мы заблудились. А самое главное — он подарил нас еще одно воспоминание, которое мы вспоминали еще не раз.
С таким запасом жизненного опыта и кучи подобных историй, Богдан, окончив 11 классов, поступил в МЧС. Мы были очень рады этому, понимая, что наш друг совсем скоро станет человеком, чья работа — неотъемлемая часть жизни общества. Мы понимали, что этот паренёк, который недавно бегал с нами по пеплу, бив палкой по горящей траве, станет тем самым мужиком, на которых мы ровнялись все это время. Но даль было одно — уезжает он далеко, а как часто будет он приезжать, никто не знал.

Глава IV

Непонятно куда, но время мчалось со неизмеримой скоростью. Богдан всё также учился на будущего спасателя, Дима обучался в соседнем городе, а приезжал лишь на выходные в деревню. Да и я уже не жил в деревне, ведь окончив 9 классов в Брониславской школе, поступил в Гимназию.
Но начавшаяся пандемии вновь вернула меня в мою родную деревушку. На выходных у нас не всегда получалось встретиться, и мне приходилось неделями просиживать дома. Когда же встретиться всё же получалось, то мы в основном ездили на велосипедах, осматривая красивейшие пейзажи нашей округи. Излюбленным местом для нас по прежнему оставалась река Случь. Но не то место, где над ней расстилается железнодорожный мост, а кусочек реки, протекающий через Вильчу. Именно там летом очень много людей, приезжающих туда дабы в жаркие деньки освежиться, или же помыться. Но наличие там мест для плавания — не самая главная причина, почему мы любили туда ездить. С этими местами в наших жизнях связанно очень много воспоминаний. Эта река, можно сказать, вырастила нас людьми. Мы тут родились, и жили. Каждый раз, приезжая сюда я находил все новые и новые красоты в местах, где я уже был десятки раз. Мы могли приехать сюда просто что-бы посмотреть сколько воды в реке, или же попросту проехать вдоль воды, наблюдая за её течением. Расстояние примерно в десяток километров никогда нас не смущало, и мы брали велосипеды и ехали туда. Летом, из-за нашей сильной любви к воде мы были на речке каждый день. Нам нравилось плавать, сидеть на берегу, глядя в воду, и проводить время с друзьями, которые летом приезжали в Вильчу. Последнее и вовсе заставляло нас приезжать в эту деревню два раза в день. Одним словом — река стала для нас вторым домом, который мы очень ценили.
Помимо езды в Вильчу, или же на железнодорожный мост, мы могли прогуливаться пешком по Брониславу, сидеть у меня дома, или где-нибудь на улице. Из-за отсутствия молодого поколения в деревне, занятий было не так много. Однако, в один из деньков, когда мы смогли встретиться с Димой, мы решили сходить на школьный стадион, дабы поиграть в футбол. Это было на следующий день после того, как мне исполнилось 16 лет. Вдвоем пиная мяч, мы услышали как по дороге промчалась тяжелая машина.
-Пожарные? - спросил Дима в тот момент.
-Я не знаю, я не видел. - ответил я


-Макс, вроде-бы пожарные поехали. - продолжал мой друг.
-Поедем тоже? - сразу-же спросил я, догадываясь о том, что Дима именно этого и хочет.
-Да, надо ехать. - прозвучало в ответ.
Те самые порывы души, заставляющие нас ехать к эпицентру бедствия, словно спасателей, никуда не делись. Мы вспрыгнули на велосипеды, и поехали по направлению машины, но где именно пожар нам было не известно.
Мы выехали за пределы деревни в сторону той самой Вильчи. Но на разделении дорог между Грядой и Загатьем, мы увидели огромное облако дыма. Оно ,как туман, нависло над дорогой и через него невозможно было что-либо увидеть. Нас это удивило, но подъехав поближе мы поняли, что это явно не то место, куда ехали пожарные. Ведь никаких машин рядом не было, а дым этот создавался от выгоревшей обочины, которая уже была потушена, но очень сильно тлела.
Макс, наверное в Вильче что-то горит, поехали быстрее. - сказал Дима. Эти слова послужили ускорением для нас. Мы уже совсем скоро были в Загатье, и через лес увидели как очень много дыма улетает в атмосферу.
-Дима, смотри сколько там дыма — начал говорить я, так как первый это заметил.
-Ого! Там что-то серьезное, раз столько дыма. Погнали туда. - ответил он, лично увидев огромный столб серого цвета, виднеющийся из-за леса. А запах гари уже чувствовался нами, хоть до самого места пожара было далеко.
Та самая дорога, по которой нам приходилось ездить далеко не один раз, совсем скоро привела нас к речке. И именно там мы увидели нечто ужасное. Только поворачивая к реке, можно было увидеть как дым во всю валит со стороны леса. А подъехав поближе, мы лицезрели шокирующие последствия пожара. Стволы деревьев были серыми, подгоревшими. Вся трава и хворост, находящийся в лесу сгорел. Где-нигде все еще горели палочки или небольшие кустики. А самое главное — всё это было в метре от места, где летом отдыхают люди. Можно сказать, что сгорело наше место. Сгорел наш дом. Больно было смотреть на всё это, особенно, когда мы проезжали дальше вдоль реки, видя весь масштаб этого пожара. Было тяжело представить что стало инициатором такого бурного шествия огня. Но оно уничтожило практически всё. Только сырые стволы деревьев остались целыми, но с огромными шрамами в виде черных ожогов. Мы не могли поверить, что все будет на столько ужасно. В другом конце этого леса, через небольшую канавку мы увидели пожарные машины. Они стояли очень далеко и, скорее всего, устраняли пожар с той стороны, но больше всего было похоже на то, что они уже завершили его тушение. По некоторым крикам было слышно, что эта ситуация им явно не нравится. И мы их очень понимали. В тот момент нам не захотелось идти к ним, осознавая, что сейчас им будет точно не до нас, ведь перед ними стоит задача по устранению дальнейшего сгорания этого лесного массива. Ну а мы же, продолжая смотреть на этот пепел, грустили о том, что наш духовный храм был сожжён. Но уже темнело, и нам нужно было далеко ехать домой, по этому еще немного посмотря на серый тлен этого места, мы вновь вскочили на велосипеды и начали путь обратно.
Первым делом мы оповестили об этом Богдана, которому было явно не безразлично это место, как и нам. Он, будучи уже приближенным к спасательному делу, также не радостно воспринял эту новость, сказав, что огорчен этим. В прочем, людей, кто был рад произошедшему и вовсе не было.

Глава V

Не знаю почему, но Дима стал от меня отдаляться. Свои дела, новые знакомые, и он стал забывать меня. Друзей совсем не осталось, и карантин заставлял быть меня практически полностью асоциальным, что я терпеть не мог. Этот промежуток своей жизни я могу назвать «Период одиночества». Малое контактирование с живыми людьми заставляло меня страдать, ведь все мои друзья были так далеки, а общение в интернете не могло мне заменить живых разговоров. Обыкновенный для меня день, когда я просто сидел дома, оказался совсем не обыкновенным, и чуть ли не самым запоминающимся в моей жизни.
Посмотрев в окно своего дома, я увидел как над соседним домом плывет пласт дыма. Я не предал этому никакого значения, до тех пор, пока мой младший брат не пришел домой и в попыпах не рассказал мне о том, что совсем рядом большой пожар, и то, что у кого-то сгорел сарай.
Ему удалось меня заинтересовать. Всё же, не смотря на постоянные визиты спасательных бригад в нашу деревню, постройки горели крайне редко. В компании своего брата я пошагал к месту событий. На асфальте стояло несколько машин спасателей. Через дворы было видно одно огромное черное поле, а вся дорога была мокрая от воды. Там, я увидел двух знакомых, мы каждый раз с ними здоровались, но не дружили. У нас завязался разговор о происходящем, и в один момент нашей беседы нас подозвал к себе один из спасателей.
-Парни, может вы бы нам помогли? - спросил он.
-Да, давайте поможем, а что нужно сделать? - сразу-же согласился один из нашей компании.
-Что делать? - добавил второй знакомый.
После этих слов нас отвели к одной легковой машине, из багажника которой были вынуты три ранцевых огнетушителя. Мы сразу же нацепили их на свои плечи, но их нужно было наполнить водой. Для этого мы спустились вниз к небольшой копанке, из которой потом машины набирали воду для дальнейшего тушения, и набрали в рюкзаки воды. Нам сказали, что мы можем тушить по самому краю, дабы огонь не расползался дальше. Так мы и побежали к окраине пожара. Поеюжалии мы через пепел. Пробегая уже по большому истлевшему полю, мы нашли место, где распространялся огонь, плывя по траве. Мы сразу же начали стрелять по нему водой, останавливая возгорание. Но вот проблема, из-за большой температуры воздуха в тот момент, потушенные места вновь и вновь воспламенялись, от чего приходилось тратить воду что-бы полить уже потушенную траву. Но это все было не так просто. Был момент, когда загорелась одна небольшая сосенка. Но её хвоя стала очень сильно гореть. Мы всей нашей командой, встав по кругу от этого деревца, стали стрелять водой в неё. Нам повезло, и мы смогли потушить её. Но закончилась вода. Нам пришлось вновь бежать через весь дым и пепел в сторону деревни, дабы возобновить наш запас. Но тут нам на помощь пришли местные жители. Они предложили нам набирать воду из своего колодца, что здорово нам помогло. И вот, по быстрому набрав воды, мы вновь выдвинулись в то место. Мы шли по кругу и тушили траву, лозу, кустарники, который начинали гореть. Это не было похоже на все остальные пожары, на которых мы были. Тяжелые рюкзаки на плечах, такая близость с большим огнем не могли сравниться с теми случаями, когда мы хлопушками били по маленьким огонькам. Сейчас же всё было куда серьезнее. Выйдя на небольшую лесополосу, которая там была вырезана для проводов, мы увидели, что огонь на столько далеко разошелся, что добрался до электростанции, где уже горели деревья. Было понятно, что нам будет не по силам потушить небольшой лесочек, поэтому мы продолжили тушить окраину пожара. С трудом тушились кустарники, которые очень славно горели, и продолжали тлеть после попадания на них водой. Но всё же мы смогли устранить линию огня, и полностью потушить северо-западную часть пожара. Мы были очень уставшие, ведь на протяжении нескольких часов бегали по пеплу с ранцевыми огнетушителями, и усердно поливали водой огонь. Именно в тот день я почувствовал себя в роли спасателя на уровень выше. Это было странное ощущение, когда сумев потушить весь огонь вместе с остальными бригадами, мы возвращались к машинам. Я очень устал, но чувствовал, что это было не зря. Складывалось ощущение того, что я совершил подвиг, но никакого героизма и славы мне не хотелось. Словно так и нужно было, словно это моя работа, которой в тот день я отдался полностью. Пожар в тот день был действительно огромный. Очень большая площадь оказалась в плену огня. И даже постройки наших жильцов оказались сгоревшими, или на грани возгорания. Было понимание того, что если бы не эти бравые мужчины в униформе, то может быть вся деревня превратилась в пепел, сгорело бы всё.

Глава VI Заключительная.

За мою шестнадцатилетнюю жизнь, мне довелось много раз встретиться с спасателями. Я рад, что наши встречи были в ситуациях, из которых каждый вышел целым и невредимым. Что мы стояли по одну сторону, а не наоборот. Не знаю почему, но нас всегда тянуло к чему-то опасному, но самое главное — нас тянуло не создавать их, а искоренять. Мы ездили на экскурсии к пожарным, они приезжали к нам. В повседневной жизни я также встречался с работниками спасательной службы, и уверенно могу сказать, что они являются теми людьми, на которых действительно следует ровняться. Они — пример для подражания. Сложно представить, что было бы, если их не существовало. И дело даже далеко не в пожарах и прочих бедствиях, а в человеческом факторе. Кто бы мог еще заряжать людей своей отвагой, геройством и мужеством? Кто показал бы то, что страху стоит смотреть в глаза, и что человек способен на добро? Кто был бы в глазах общества супер-героями, спасающих обыкновенных людей?

В данный момент я оканчиваю школу. Богдан уже совсем скоро закончит Университет Гражданской Защиты и станет спасателем. Дима же в армии. Перед тем как он уехал отдавать долг родине, он рассказал мне о том, что попытается устроится в пожарную службу после того как отслужит в армии. Да и я, если честно, не раз слышал от Богдана лестные слова по поводу этой профессии. Я сам иногда задумываюсь : может быть и я в душе тот самый спасатель? Богдан уже связал свою жизнь с этим делом, Дима планирует, а я остался еще в глубоких раздумьях. Ведь может быть, та троица ребят, бегающих с палками по пеплу когда-нибудь станет настоящими героями.
 
  • Like
Реакции: 2Pac
Сверху